Магия и эзотерика

Приворот и любовная магия

Форум о магии и магическая помощь - astarta.pp.ru



Форум по магии и Магическая помощь для Вас

Качественное решение проблем: любовная магия, приворот, отворот, заговор на любовь, снятие венца безбрачия


Вернуться   Магия и эзотерика > Статьи и книги по магии > Мифология

Мифология Мифы и легенды разных народов

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 01.01.2008, 09:59
Аватар для roninr
roninr roninr вне форума
Почетный
 
Регистрация: 25.10.2005
Сообщений: 219
По умолчанию Повседневная мифология в России XVII века

ПОВСЕДНЕВНАЯ МИФОЛОГИЯ В РОССИИ ХVII ВЕКА
(по материалам рукописных лечебников)


В архивах России сохранились многочисленные травники, лечебники, зелейники, вертограды ХVII—ХVIII вв. До сих пор опубликованы лишь отдельные рукописи, которые не дают полного представления об этой рукописной традиции (Соколов 1872; Флоринский 1879; Лахтин 1912; Редкие источники 1977; Исаченко 1997). Лечебники ХVII—ХVIII вв. изучались, главным образом, историками медицины (Змеев 1896; Богоявленский 1960). О значении этих материалов для истории народных верований недавно справедливо написал А. А. Турилов в статье «Народные поверья в русских лечебниках» (Турилов 1998).

Наше сообщение основано на лечебнике, писанном характерной скорописью ХVII в., из собрания Российской Государственной библиотеки (Фонд № 310 (В. М. Ундольский). № 696). К сожалению, сборник лишен помет, которые позволили бы судить о том, кто были его составители и владельцы. В тексте имеется большое количество диалектных слов; основываясь на их географическом распространении, можно предполагать, что сборник имеет севернорусское происхождение.

Лечебник, помимо медицинских рекомендаций, включает многочисленные советы на разные случаи жизни (например, что делать, если жена гуляет от мужа, как выгнать сверчков из жилья, какие предосторожности следует соблюдать, выбирая место для нового дома, и т. д.). Эти советы преследуют практические цели, и все же они имеют не утилитарный, а магический характер. Такие суеверные наставления в рукописи даются вперемешку с медицинскими средствами, основанными на применении трав, домашних мазей и настоек, однако они отчетливо отличаются друг от друга и ситуативно, и функционально. Так, например, если у человека что-то болит или образовался нарыв на теле, то он обращается к помощи мазей и настоек. Но если он хочет выведать у своей жены правду во сне или внушить страх окружающим, то он прибегает к магическим средствам.

Народно-медицинские средства направлены на самого больного, магическое же действие, как правило, направлено против враждебных сил, конкретных или мыслимых обобщенно; это может быть и злой дух, и вор, и разбойник, и дикий зверь, и мыши, и насекомые, и персонифицированная болезнь. Впрочем, в отдельных предписаниях подчас вовсе не просто разграничить, где кончается рациональное и где начинается суеверное.

Некоторые сугубо утилитарные рекомендации обладают определенным образным, художественным потенциалом и представляют интерес не только для историка естественнонаучных знаний, но и для исследователя языка и культуры. В частности, необходимость описать растения так, чтобы их можно было найти, побуждает останавливать внимание на их цвете, форме листьев, месте произрастания и т. д. (Пименова 1998). Например, от сердечной боли и от кашля рекомендуется трава «мачехино лицо»: «Есть трава мачехино лице, а ростет она на пожнях, кругла как коневое копыто, корень у нее черлен как змия, и ты дай ту траву ясти тому человеку» (л. 62, № 255).

Положительных результатов для здоровья человека ожидали не только от практически мотивированных действий, но и от сугубо символических; например, младенца от болезни — «грызи» — рекомендовали протащить сквозь челюсть убитого волка: «Аще младенца грызет, и ты возми челюсти волчьи, о[т]крой их около да проими детя скрозь,и престанет грысть» (л. 67, № 274).

Если муж избегает жены, то рекомендуется такое средство: «Аще муж начнет беречи[сь] жены, то помажь его салом медвежьим всего или михерь его, и не будет ему похоти на иную жену» (л. 37, № 168). Это предписание на первый взгляд имеет суеверный характер, однако, если представить себе, как пахнет медвежье сало, и учесть, что заказ такого рода явно исходил от законной супруги, можно думать, что никто, кроме нее, после таких манипуляций уже не покусится на ее благоверного и семейный мир будет восстановлен.

Взаимопроникновение утилитарного и символически-магического характерно, например, для такого способа избавиться от сверчков: «Сверчки гоняти ис хоромины. И ты возми громового древа треску и зажги углем сверчка в голову, ожги не до смерти, а говори: “Скажы товарыщам своим, чтоб вас тут не было, а срок вам на три часа”» (л. 79—79 об., № 337). Здесь есть определенные магические моменты: используется щепка дерева, пораженного молнией, человек обращается к сверчкам как к разумным, одушевленным существам, однако в целом действия имеют вполне бытовую мотивировку: человек по-свойски требует от сверчков убраться и предъявляет им своеобразный ультиматум.

Можно выявить круг тех проблем, которые волновали составителя лечебника, и, соответственно, тех, которые оставляли его равнодушным. Например, в сборнике детально прописано, как следует поступать в случае полового бессилия (л. 39, № 177), но нет ни одного слова про то, как обуздать своеволие непослушных детей или утихомирить не в меру ретивую тещу. Внутрисемейные отношения в сборнике рисуются именно как отношения между мужем и женой, причем не исключается, что жена может загулять на стороне, начнет избегать мужа или изменит ему в его отсутствие. Конфликты же между супругами, с одной стороны, и их детьми или родителями, с другой, составителя сборника, по-видимому, или не занимали, или он предполагал решать их иным, немагическим путем.

Целый ряд рекомендаций связан с разрешением проблем в интимной жизни. Например, чтобы жена не изменяла мужу, давались такие советы: «Аще жена от мужа бежит, дай ей воробьево серце сьести и кровь, и она учнет любити мужа» (л. 37, № 167); «Аще хошь, что[бы] жена от мужа на сторону не блядила, возми с озера пены и помажь михерь свой, пребуди с нею, не будет блястись с чужим, а ис того б озера истоков не было никуды» (л. 37 об., № 169); «Аще жена у кого блядит от мужа, выйми из жабы язык и свяжи с ежевою кожею, напиши на ней: “Измаил, Вавилон”, и заложи под главу или под левую пазуху, все ти исповесть» (л. 37 об.—38, № 169). Приводятся и средства, как выпытать у неверной супруги во сне ее секреты, например: «Аще хошь у жены тайну выведать, возми кость курячью и чревопупок к обеду и положи спячей на перси, все исповесть. О том же. Возми совино сердце да приложи к левому боку против серца сонной, все ти выскажет» (л. 39, № 170). Среди реальных проблем есть и такие: «А коли с человеком чертовка живет, ино взяти перья павинаго и обвязати на себя по голому телу и носити перье подле себя или в мошне, опричь того пити вода или питье которое, а кладучи перье в ыное питье, а пити с того перья по 30 дней...» (л. 60, № 247). К сожалению, не вполне ясно, что за «чертовка» имеется здесь в виду; быть может, это видение, которое является мужчине во сне?

Отметим, что приведенные рекомендации, как и многие другие, имеют трехчленный характер: в первой части намечается определенная ситуация, во второй предписывается, как следует поступить, а в третьей гарантируется благополучной результат, например: «Аще хошь у жены тайну выведать (1-я часть), возми кость курячью и чревопупок к обеду и положи спячей на перси (2-я часть), все исповесть (3-я часть)».

Особого внимания заслуживает третья, заключительная часть. В ней ощущается определенный волевой импульс; она призвана убедить человека в результативности его будущих действий, внушить ему уверенность в благополучном разрешении ситуации. Лечебник не просто предписывает некое средство, но обещает доступное и надежное решение жизненных проблем. Характерно, что в тексте нет никаких оговорок и разъяснений, как следует поступить, если рекомендованное средство не даст положительного результата.

Судя по лечебнику, в России ХVII в. были широко распространены амулеты и обереги, в качестве которых, как правило, использовали части тела или внутренние органы зверей, рыб или птиц, а также некоторые растения и минералы. Например, из камней в сборнике упомянуты «чертов палец» (л. 43, № 197), таинственный камень «лектариус», добытый из петуха в результате действий, растянувшихся на несколько лет (л. 64 об., № 264), камешки, извлеченные из ласточки и вправленные в перстень (л. 85, № 367).

Глаз осетра оберегает на войне, и он же помогает, когда человек идет к властям или в суд (л. 71, № 296; л. 84, № 366). Пепел волка или ужа наделялся широким спектром функций: «Аще боишся неприятелей своих, и ты положи ужева пепелу на главу свою или вольчья да накрой, и ты будеш безпечален» (л. 69 об.—70, № 289); «О том же. Того ж пепелу положи в воду да умойся тою водою, ино страшен будешь, ино неприятели твои побегнут» (л. 70, № 289); «Аще хто пойдет на суд тягатися, и того же ужева или волчья пепелу полож под язык свой в рот, ино не могут тя потягати» (л. 70 об., № 293). Этот же пепел должен был оказать воздействие на спящего человека: «Аще мысли не можешь домыслитися, и ты того ж ужева пепелу или вольчья завяжи в суконной плат да положи на главу и ляг спать, и ты видишь все во сне, как быть, так увидится» (л. 70, № 290); «Аще хощь изведати у человека тайну, и ты того ж ужева пепелу всыпли на серце человеку, о чем хошь сонной роскажет, толки у него спрашивай, все выскажет» (л. 70, № 291). Пепел ужа спасет, если человека попытаются отравить: «Аще хто ужев пепел носит при себе, и где идет за стол ясти, и где ни будет, того человека не возмет отрава никакова ни в чем» (л. 72 об., № 300). Столь же полифункциональным оберегом является летучая мышь: она помогает и при тяжелых родах (л. 71 об., № 298), и от «черного зверя» (л. 72, № 298). С помощью летучей мыши можно также напустить сон на человека (л. 79, № 336).

Отличительной чертой нашей рукописи является то, что она содержит большое число заговоров и различных словесных формул. Магические слова советовали не только произнести, но и написать (на бумаге, масле, яблоке, хлебе, козьем сыре, корнях дерева, черепке, коже ежа, олове), причем эти тексты могли состоять или из одних букв под титлами, или просто из набора непонятных слов. В качестве заклинания использовались также формулы православного богослужения (л. 41, № 186) или имена евангельских волхвов (39 об., № 180).

На основании нашего сборника можно попытаться составить, условно говоря, собирательный портрет того человека, потребности которого он должен был обслуживать. Подавляющее большинство хозяйственных предписаний обращено к мужчине, и касаются они, главным образом, мужских занятий. В сборнике вообще нет суеверий, связанных с такими женскими занятиями, как приготовление пищи, доение коров или ткачество.

Впрочем, нашего героя волнуют и проблемы, связанные с рождением ребенка, в частности, как облегчить и ускорить тяжелые роды (л. 35 об.—36 об., № 162—163; 71 об., № 298; 83, № 346). А вот как узнать пол будущего ребенка: «Аще хошь у жены уведать, что будет, мужеский пол или женский, и ты посади ея на земли против себя и вели ей стати внезапу от земля, и аще двигнется напред правою ногою, то мужеск пол, аще ли левою, то женск пол будет» (л. 78, № 329). Правая нога указывает здесь на мужской пол, левая — на женский. Рекомендация дается с точки зрения мужчины, мужа; он сажает женщину на землю, а после «велит» ей встать; жена не ожидает этого приказа, но беспрекословно и без промедления подчиняется ему.

Человек, к которому обращен сборник, — это относительно зажиточный домовладец, он занимается скотоводством и зерноводством, а также охотой (л. 88 об., № 392), рыбной ловлей (92, № 407), выращивает садовые деревья (л. 41, № 186). У него есть на дворе и люди, и скот, и он вынужден заботиться о том, чтобы и те, и другие от него не сбежали: «Аще у кого люди бегают из двора или скот, взять воды из вороту, которая воротится противо солнца, и дать пить, и к тому не будет бегать» (л. 39, № 178). Он не только сам совершает ритуальные действия, но и «велит» совершать их другим (л. 42, № 193; л. 83 об., № 358).

В лечебнике дается довольно детализированная картина повседневной жизни и трудовой деятельности. Иногда человек вынужден надолго оставлять дом и семью, и его тревожит то, что жена может изменить ему в его отсутствие (л. 79, № 339). Он ходит в гости сам и принимает гостей дома. В гостях он опасается, что ему в пищу или питье подмешают яду, и заранее принимает меры, чтобы себя обезопасить (л. 73, № 300; л. 85, № 367). Специфические проблемы приходится решать и при приеме гостей, например, как быть, «когда захочешь гостей нечем малым упоить» (л. 86 об., № 375), или что делать, «аще которой человек не хочет пьяново питья пити» (л. 86, № 374). При покупке или продаже товара человек торгуется; сохранить самообладание при этом ему помогут своеобразные амулеты — правая и левая лапы убитого орла: «О птице орле. Правая нога орлова носить за правым рукавом или за правым голенищем, и тогда что станешь купить, и ты торгуючи подвигай к себе рукою, и ты купишь, как тебе надобно, а левую ногу орлову носи за левым рукавом или голенищем, и как станешь что продавать, и ты тою ногою или рукою торгуючи пехай от себя проч, и ты продашь, как тебе годно» (л. 85—85 об., № 368).

Человек стремится к тому, чтобы обеспечить себе безопасность и неуязвимость, он хочет, чтобы его любили и боялись, чтобы к его слову прислушивались (л. 70—70 об., № 292—294). Начиная какое-либо дело, он никогда не может быть уверен в его благополучном завершении, отправляется ли он в путь, на охоту или рыбалку, и тем более на суд или на войну, намечает ли место для нового дома, приступает к севу или к чему-либо иному. Ему приходится опасаться судебной тяжбы и драки (л. 70 об., № 293; л. 89, № 393), яда, врагов и неприятелей (л. 69 об., № 289; л. 84 об., № 366), вора (л. 75 об.—76, № 314) и разбойника (л. 84, № 364), диких зверей (39 об., № 181), мышей (л. 39 об.—40, № 182, 183), измены жены, полового бессилия (л. 39, № 177) или, наоборот, неумеренной похоти (л. 93 об., № 360). Ему угрожают многочисленные болезни, в том числе порча, лихорадка (л. 68, № 279; л. 68 об., № 282), бессонница, проблемы с памятью (л. 70, № 290).

Человек идет к другим людям во всеоружии оберегов и амулетов, заучив определенный набор заговоров и суеверных средств, которые помогут ему в нужную минуту сохранить самообладание и уверенность в своих силах, ср.: «Аще хощь страшен быти, и ты убей змию черную, убей ея саблею или ножем и выми из нея язык да заверти в тафту зеленую, да положи в левой сапог на том же месте, а пошед проч, не оглядывайся назад да, пришед домой, положи на ворота в землю, а хто тебя спрошает,где был, и ты не говори ничего, а когда надобно, и ты в тот же сапог положи,а в другой сапог положи чесноку три зубка,а под правую пазуху подвяжи плат. Емли с собою на всякое дело, куды ни пойдеш, всяк тебя боится и против не может стоять ни тяжбою, ни дракою» (л. 89—89 об., № 393).

Вся эта магическая сфера подчинена хозяйственным или семейно-бытовым интересам. Человек обращается к магии в такие моменты, когда у него нет иного, более результативного способа разрешить конкретную проблему, и он вынужден положиться на волю случая. Например, если конь заблудился «в пустыне», то нужно назвать имена трех волхвов, которые пришли поклониться Христу, — и спокойно ждать в уверенности, что «конь явится» (л. 39, № 178). Магическое средство в такой ситуации позволяет не просто ожидать удара судьбы, но с надеждой положиться на волю провидения,зная, что все возможные средства уже испробованы.

Магические действия, описанные в нашем сборнике, направлены на решение сугубо бытовых, практических задач. В них нет ничего загадочно-необъяснимого, нет никакой религиозной экзальтации. Подобные лечебники дают представление о том, какими проблемами и заботами жили простые люди «бунташного века», которым хотя бы отчасти удалось остаться в стороне от исторических катаклизмов того времени.

* * *
Богоявленский 1960 — Богоявленский Н. Л. Древнерусское врачевание в ХI—ХVII вв.: Источники для изучения истории русской медицины. М., 1960.
Змеев 1896 — Змеев Л. Ф. Русские врачебники: Исследование нашей древней врачебной письменности. СПб., 1896 (Памятники древней письменности. Т. 112).
Исаченко 1997 — Книга глаголемая «Прохладный вертоград» / Сост., предисл., вступ. ст., переводы, коммент. Т. А. Исаченко. М., 1997.
Лахтин 1912 — Лахтин М. Ю. Старинные памятники медицинской письменности. М., 1912 (Записки Московского археологического института. Т. 17).
Редкие источники — Редкие источники по истории России. М., 1977. Вып. 2 (Древнерусский лечебник). Соколов 1872 — Соколов В. Материалы для истории старинной русской лечебной литературы: Лечебник № 480 Московской Патриаршей (ныне Синодальной) библиотеки // Варшавские университетские известия. 1872. № 6. Неофициальный отдел. С. 65—115.
Пименова 1998 — Пименова М. В. Цветообозначения в древнерусских травниках и лечебниках // Русь и южные славяне. СПб., 1998. С. 255—259.
Турилов 1998 — Турилов А. А. Народные поверья в русских лечебниках // Живая старина. 1998. № 3. С. 33—36. Флоринский 1879 — Флоринский В. М. Русские простонародные травники и лечебники: Собрание медицинских рукописей ХVI и ХVII столетий. Казань, 1879.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы можете создавать новые темы
Вы можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Вкл.



Текущее время: 09:27. Часовой пояс GMT +4.


Магия и эзотерика - ASTARTA.PP.RU © 2004-2019
Магические услуги: любовная практическая магия, приворот - ASTARTA.INFO © 2006-2019
Маг и магические инструменты - EZOTERIK.COM © 2008-2019
Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
Копирование материалов, статей и другой информации с форума и сайта возможно только при согласии авторов

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг SunHome.ru ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека